hotjuice (hotjuice) wrote,
hotjuice
hotjuice

Category:

Социотехника аффекта

Встретилась мне как-то фраза, что мы живем в постидеологическую эпоху, и я слегка напрягся. Идеология, как известно, родная сестра политики. Но, слегка поразмышляв, я с этим согласился. Что же у нас теперь вместо идеологии?

Претензии к власти относительно отсутствия внятной идеологии встречаются постоянно. Как будто бы сама идеология это лошадь, призванная тянуть телегу – политику. В реальности дело обстоит ровно наоборот, политика идет сама собой, толкая идеологию впереди себя, как недобросовестные вояки толкают впереди себя женщин и детей, формируя живой щит, при атаке  на врага.

Т.е. идеология – лишь средство, инструмент окучивания биомассы, а инструменты могут эволюционировать, меняя свои формы. Собственно это и произошло, идеология стала достоянием прошлого как инструмент морально устаревший. Современная наука, в том числе нейронаука, дает политике новый более эффективный инструментарий. Если идеология влияла на мозг реципиента через идиосферу, имея дело с миром идей, культурными кодами и смыслами. То современные достижения нейронаук дают возможность влиять непосредственно на биологические процессы, в частности нейрохимию, происходящие в головном мозге обывателей.


Чтобы это не выглядело как научная фантастика, предлагаю обратить внимание на такую совершенно открытую и даже весьма модную область поведенческой экономики как нейромаркетинг. Это область знаний изучает процессы головного мозга формирующие поведение потребителя и как практическое приложение этих знаний, разрабатывает технологии контроля, влияния и управления этим поведением.

В политике все тоже самое, более того, думаю изначально технологии обкатывались именно в политической сфере, и только потом были эксплицированы в экономике. Я условно назову эту технологию, которая из приема, превратилась постепенно в политтехническую парадигму, социотехникой аффекта. Т.к. влияние и формирование нужной социальной реальности или скорее, общественного представления об этой социальной реальности происходит через вызванные аффекты у широких народных масс.

Как это работает? Классикой социотехники аффекта стала серия терактов в США 11 сентября 2001 года. Событие вызвало мощнейший продолжительный массовый аффект не только у граждан США, но и у всех, кто мог наблюдать теракты, сцены которых широко транслировались международными медиа, далеко за пределами штатов. Вот цитата из Википедии относительно реакции американской общественности на теракт:

После терактов отмечался всплеск преступлений в отношении выходцев со Среднего Востока, и других людей, который выглядели похожим образом. Пострадали даже некоторые сикхи, которые носят тюрбаны, традиционно ассоциирующиеся с мусульманами. Сообщалось об оскорблениях, нападениях на мечети и другие культовые сооружения (включая поджог индуистского храма), а также нападения на людей, включая одно убийство; 15 сентября был смертельно ранен Бальбир Содхи Сингх, сикх, которого приняли за мусульманина. Рейтинг президента Буша после терактов вырос до 86 %

Американская общественность, шокированная случившимся, требовала возмездия. И здесь никакие ответные меры не могли уже рассматриваться как чрезмерные. Схема до тупости проста, вызываем у обывателя аффект, интерпретируем случившееся нужным нам образом и получаем моральный карт-бланш от обывателя на любые нужные нам действия, в том числе такие, которые в других условиях вряд ли получили бы одобрение.

В России со времен воцарения «фартового» вся политика только и держится на социотехнике аффекта. Примеров здесь множество. Последняя информационная кампания, прикрывающая военные операции России на территории Украины целиком и полностью зиждется на социотехнике аффекта. «Ужасы укро-фашизма», «распятые дети», «массовые убийства русских на Донбассе», «море крови» и проч. и проч. – это всего лишь стимулы воздействия, для получения определенных реакций.

Вчера в ленте какой-то юзер жаловался на то, что де в информационном поле резко сократилась информация, касающаяся ДНР, ЛНР и проч., за которыми он тщательно следил, что вызывает у него сильный психологический дискомфорт. Это в общем аналог наркотической ломки. Он привык потреблять информацию, вызывающую выброс определенных нейромедиаторов в отдельные области мозга, а когда информация пошла на нет возник синдром отмены, и начало ломать.

Ну и зачем теперь идеологии, когда можно напрямую нажимать кнопочки в головном мозге человека, чтобы создать у него тот или иной аффект и сформировать у него тот или иной ответ на определенного рода стимулы? В свое время Хосе Дельгадо проводил эксперименты с вживлением в головной мозг животных электрических устройств, через которые он посылал электрические импульсы, вызывая те или иные реакции. Здесь примерно то же самое, только в дистанционном варианте.



Обезьяна с вживленным в головной мозг устройством спит под воздействием электростимуляции

Нельзя сказать, что идеология совсем пропала. Какие-то фантомные идеологические протуберанцы постоянно колеблют политические области общественного сознания. Например, отечественные полит-аниматоры используют такой социотехнический прием, как «Идеология от противного». Противное в данном случае – либеральная идеология или либерализм. Причем на роль либералов назначают каких-то полоумных фриков, клоунов, гнилозубых уродливых евреев и прочий местный паноптикум к либерализму отношение не имеющий, но старательно пытающийся изображать себя его приверженцами. «Смотрите» - говорят они, «вот эти уроды – либералы, хотите либерализма?». И ничего не понимающий обыватель отвечает: «Нет, нет, только не этих уродов», ну и со всеми вытекающими. Как видно речь здесь опять не про идеологию, а все ту же социотехнику аффекта, у обывателя, через манипуляции, формируют отрицательное отношение к либеральным идеям, загоняя в жесткие рамки господствующего клептофашизма.

Есть ли у обывателя выход? В общем, нет. Если с идеологией еще можно было поспорить, типа Маркс не прав там-то и там-то, то с социотехникой аффекта не поспоришь, тебя просто вставляет на биохимическом уровне и все, пошел расколбас. А когда отпустит даже и не поймешь, что это было, особенно если не склонен к рефлексии. Короче, смерть идеологии можно наблюдать невооруженным взглядом, если быть внимательным и не слишком торчать на нейромедиаторах аффекта.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 13 comments